«Номинант – это уже победитель»: Валерий Гут о рейтингах tmn и Премии «Человек года»

Редакция Афиши Бизнес Событий взяла интервью у генерального директора и основателя журнала tmn Валерия Гута.

 

Евгений Парфенов: Валерий, ваша компания «ТМН Групп» основала различные тюменские рейтинги: «ТОП-100 выдающихся молодых людей Тюмени», «100 лучших работодателей Тюмени», конечно же, Премию tmn «Человек года», а так же многие другие проекты. Часть людей воспринимают их как некую «ярмарку тщеславия», на которой собираются практически одни и те же рукопожатные люди и друг друга награждают. Туда сложно попасть человеку «с улицы». Какие у вас по этому поводу эмоции?

Валерий Гут: Попробуем разобраться в терминологии. «Ярмарка тщеславия» - это роман, написанный Уильямом Теккереем об эпохе наполеоновских войн. Действительно, любопытное название. И очень быстро острые языки стали этот ярлык приклеивать к разного рода событиям, к людям, которые не имеют никакого семантического отношения к понятию «ярмарка тщеславия».

Что такое семантика? Это значение. Вот иногда сидят люди на лавочке, мимо них проходят красивая девушка, и что они ей вслед говорят? «Проститутка!» Мы можем подойти к ним и спросить: «А с чего вы взяли, что она проститутка?» Они могут сказать: «Так у нее губы, вон, накрашены!»

Подождите. Давайте вообще разберемся что такое проституция? Это секс за деньги. Девушка никогда в жизни не делала ничего подобного. Поэтому, имеете ли вы право, дорогие, называть ее так, только лишь на том основании, что вам нечем в данный момент заняться?

И они могут сказать: «А мы вот так хотим – и точка». Строго говоря, имеют на это полное право. Но тогда происходит искажение значения, транслирование заведомо ложной информации. Тот, кто называет премию или рейтинг «ярмаркой тщеславия», предполагает, что люди, участвующие в них, обязательно стремятся к популярности. Но это не так.

Большинство людей, которых мы публиковали в рейтингах, не хотели в них появляться. Некоторые руководители узнавали, что являются номинантами Премии «Человек года», из наших писем.

Примерно каждый четвертый говорил: «А можно вы не будете меня публиковать совсем?» Почему? Не хочет человек популярности. И это его право.

 

Но вы публиковали?

Да.

 

Против его воли?

Да. Мы не нарушаем закон о персональных данных, а руководствуемся законом о СМИ. Действуем строго в рамках закона, а он не запрещает публиковать достоверную информацию о человеке.

 

Были претензии, судебные иски?

Были, но мы спокойно продолжаем работать.

Есть определенные критерии, по которым формируются рейтинги. И поэтому если ты являешься значимым человеком, добился результата, мы обязаны тебя в этот рейтинг включить. Так делают сотни СМИ по всему миру уже более 100 лет. С чего вдруг мы что-то нарушаем, если в Тюмени делаем то же самое, что и многие наши коллеги во всём мире?

 

А если люди говорили: «Пожалуйста, не ставь по-дружески»?

У меня, к сожалению, было несколько настоящих конфликтов такого рода с людьми, которые говорили: «Пожалуйста, не ставь». Мы ставили. Эти люди потом переставали с нами и лично со мной общаться.

 

Ты расстраиваешься по этому поводу?

Разумеется, расстраиваюсь. Но

это наша работа, и мы обязаны делать ее хорошо. И поэтому наши рейтинги в городе считаются самыми лучшими.

Негативные комментарии о нашей деятельности никто не отменял: у разных людей свои причины вести себя по принципу «не читал, но осуждаю».

Если некоторые говорят, что «на этом мероприятии одни и те же», значит они плохо следили за нашими мероприятиями. В Премии «Человек года» в этом году было 87 номинантов. Из них несколько десятков человек номинировались впервые. Откуда эта фраза: «Одни и те же»?

Мы строго следим, чтобы каждый год на Премии «Человек года» появлялись десятки новых людей, которых мы никогда не номинировали.

Второе мнение: «Это избранный круг, в который не попасть». Просто так – не попасть. Есть определенные критерии. Мы опрашиваем несколько сот известных людей в Тюмени. Это примерно 30% представителей власти, 30% предпринимателей, которые занимают лидирующие позиции в своих нишах, и 30% лидеров мнений из самых разных областей.

Мы ищем лидеров бизнеса, политики. Всегда шлем анкеты заместителям губернатора, людям, занимающим другие высокие должности, представителям крупного бизнеса, руководителям почти всех ассоциаций: деловых и нет. И они голосуют. Более того, подписывают свои анкеты. У нас хранятся все анкеты, где всё отмечено и фамилия стоит. Поэтому, если к нам какие-то претензии, мы достаем ворох этих анкет и говорим: «Пожалуйста, посмотрите».

Нет такого, чтобы мы сели и решили: «А не сделать ли нам «Человеком года» такого-то?» Нет. Так не бывает. Мы в редакции выбираем только номинантов, потому что в течение всего года собираем информацию и советуемся с экспертами. У нас много встреч с людьми, которые имеют определенные достижения, с представителями власти. И мы спрашиваем: «Скажите, пожалуйста, как вы считаете кого вообще можно номинировать на «Человека года»?» Мы просто записываем эти фамилии, и ведем работу опосредованно в течение всего года.

 

Может ведь сложиться предвзятое мнение, раз в числе анкетируемых присутствует 30% чиновников, что они, скорее всего, проголосуют за своего руководителя. Например, за Владимира Якушева.

Может. Поэтому их не более 30% от общего числа опрошенных.

Я бы предложил ориентироваться не на победителей премии, а на номинантов. Мы их отбираем в течение всего года и довольно тщательно, советуемся с большим количеством людей, анализируем фактические данные.

Поэтому если ты номинирован - ты уже молодец. Ты уже считай победитель. И поэтому, есть в человеке года пять номинантов и все они достойны быть «Человеком года», но по законам жанра за кого-то всё равно проголосуют больше. Это не значит, что остальные не достойны. Просто маятник качнулся в сторону кого-то одного.

Журнал tmn организовал премию, которая работает на укрепление бренда города, потому что ищет героев нашего времени, делающих для Тюмени больше остальных.

Такими людьми гордиться нужно, а их почему-то ругают, особенно в комментариях. Зачем?

 

Премия была учреждена в 2012 году. Менялся ли регламент с тех пор?

Всегда был один механизм на протяжении 7 лет. Вот в этом году был задан вопрос: «Почему вы не сделаете голосование народным, публичным?» Очень просто. Потому что если мы его сделаем общегородским, в каждой номинации будет побеждать тот, кто больше на слуху, кто более популярен, у кого больше подписчиков в соцсетях, а не тот, кто больше сделал и может быть даже не имеет аккаунтов вовсе.

Мы очень переживаем, что интернет-активная аудитория может легко перебить деятельных номинантов. И поэтому я уверен, что мы конечно, какие-то номинации выставим на общественное голосование, но в основном всё-таки будем прислушиваться к экспертному сообществу.

 

Анализировали ли вы опыт подобных премий в других городах?

Подобные премии или мероприятия во многих европейских городах проводятся в большом количестве. Их там десятки в отдельно взятом городе. Почему? Потому что своих героев надо знать. Не попрекать их «ярмаркой тщеславия», а чуть больше интересоваться их достижениями.

Я всегда привожу один пример. Все мы на даче выращиваем какие-то деревья, огурцы, помидоры, картошку и так далее. Растут ли они сами по себе? Нет. А что растет само по себе? Сорняки! Если мы их не пропалываем, что произойдет с нашей дачей через год? Она вся зарастет и постепенно погубит всё полезное.

Если никаким образом не выделять деятельность значимых людей, информационное пространство зарастет сорняками: негативом, злыми комментариями, слухами, нелепыми предположениями, непроверенными фактами.

Как зарастет дача у любого человека, если он не возделывает свою землю.

Вот один простой факт. В 2012 году, когда мы только организовали премию, кто победил в номинации «Женщина года»? Марина Юрьевна Смирнова, директор Музея Г.Е. Распутина в селе Покровском. Когда мы привезли ей статуэтку и вручили, она чуть не расплакалась. Сказала, что это первая значимая награда в ее жизни. Сегодня она известна всем в нашем городе. Ее музей – это наша всеобщая гордость. Но наш журнал был одним из первых, кто отметил особенную роль Марины Юрьевны в развитии бренда Тюмени. Это и есть наша главная задача.

 

Справка

Валерий Гут, основатель журнала tmn и генеральный директор «ТМН Групп»

В 2005 году окончил Тюменский государственный университет. Автор кандидатской диссертации «Особенности восприятия глянцевых изданий». В 2006–2011 годах выпускал в Тюмени журнал National Business и вместе с командой выводил его на федеральный уровень с такими спецномерами, как «История Тюменского края: становление нефтегазовой отрасли» (2010 год), National Business Traveller (2011 год), «ТОП-300 самых влиятельных персон нефтегазовой отрасли Западной Сибири» (2011), «Становление Казахстана» (2011 год). В 2011 году основал журнал tmn как один из инструментов брендинга региона в мировом информационном пространстве.

Текст и фото: Парфенов Евгений

Фотогалерея: 
БУДЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ!

Подписывайся на Бизнес Афишу в Telegram, FacebookInstagramВконтакте, Одноклассники

Подпишитесь на дайджест актуальных БИЗНЕС событий прямо сейчас